Большая пресс-конференция Владимира Путина. Полный текст

Большая пресс-конференция Владимира Путина. Полный текст

Ежегодная пресс-конференция Президента России транслировалась в эфире телеканалов «Россия 1», «Россия 24» и «Первый канал», радиостанций «Маяк», «Вести ФМ» и «Радио России». В прямом эфире телеканала «Общественное телевидение России» (ОТР), а также на сайте ОТР пресс-конференция транслировалась с сурдопереводом.

* * *

В.Путин: Добрый день!

Я с собой кое-что захватил, в частности основные показатели социально-экономического развития, и если представится такая возможность, а, думаю, так оно и будет (здесь позаботились, ещё материалы положили), постараюсь воспользоваться вашими вопросами, чтобы ещё раз сказать о том, что считаю очень важным. Очень близко к тому, что должно происходить в ближайшее время.

Но предлагаю, как и в предыдущий раз, по-моему, мы делали, не выступать мне с большим монологом, а прямо приступить к вопросам, которые вас интересуют, волнуют, имея в виду, что у нас всё-таки пресс-конференция, и она должна быть посвящена тому, чтобы вы смогли в полной мере исполнить свой профессиональный долг, а именно задать те вопросы, которые, как вы считаете, больше всего волнуют наших граждан, общество. Пожалуйста. Начнём.

Д.Песков: Итак, мы имеем традицию – предоставляем первую возможность задать вопрос нашим ветеранам, участникам кремлёвского пула. Но я хочу чуть-чуть поменять эту традицию на этот раз и предложить вопрос [радио] «Говорит Москва». Потому что, во‑первых, это, так сказать, уже новое поколение журналистов, и потом «Говорит Москва» было одним из самых активных СМИ в нашей ежедневной работе, задавало больше вопросов. Пожалуйста.

Д.Кнорре: Дмитрий Сергеевич, спасибо большое. Неожиданно. Радиостанция «Говорит Москва», Дарья Кнорре.

Владимир Владимирович, зачем Вы идёте на выборы? Какова Ваша цель, Ваша миссия? Что Вы хотите сделать для России и какой Вы видите в конце Вашего срока, если Вы победите на выборах? Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, я уже много раз говорил о том, какой бы я хотел видеть Россию – и на таких массовых мероприятиях, и в беседах более камерного характера. Ещё раз скажу: она должна быть устремлена в будущее, она должна быть очень современной, политическая система должна быть гибкой, экономика должна быть построена на высоких технологиях, производительность труда должна многократно возрасти.

Я бы не хотел сейчас говорить о предвыборной программе, которая у меня, так же как и у других кандидатов, наверняка будет, должна быть. Она у меня практически уже есть.

Повторяю, сейчас, наверное, не тот формат, когда можно её презентовать, но могу вам сказать главное, на чём, считаю, необходимо сосредоточить внимание и власти, и всего общества.

Это такие вопросы, если говорить конкретно, как развитие инфраструктуры, здравоохранение, образование, это, как я уже сказал, высокие технологии, повышение производительности труда.

И это всё, без всяких сомнений, должно быть нацелено на то, чтобы повысить доходы граждан, повысить доходы наших людей. Это в самых общих чертах. Но по ходу сегодняшнего разговора, думаю, мы к этому ещё неоднократно вернёмся.

Д.Песков: Life News.

А.Юнашев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Пока мы ждали Вашего объявления об участии в выборах, о том, что люди хотят идти на выборы, стать Президентом России, заявили ещё несколько кандидатов. Однако их рейтинг, если не ошибаюсь, если не равен статистической погрешности, то несколько процентов.

На Ваш взгляд, почему почти за 20 лет Вашего правления не появился нормальный, влиятельный кандидат от оппозиции, вообще нет политика «номер два»? Почему так? И Вам самому не скучно? Насколько Вам интересно участвовать в выборах без сильного конкурента?

В.Путин: Чтобы обострить ещё Ваш вопрос, я видел, девушка плакат поднимала, на котором написано: «Путин, бай-бай».

Реплика: «Путин бабай».

В.Путин: А, бабай. «Мартышка к старости слаба глазами стала». Извините.

Д.Песков: Дайте микрофон, пожалуйста.

Вопрос: Добрый день! Это трудности перевода. Сегодня все меня боятся. Здесь написано: «Путин бабай», – это по-татарски «Дедушка Путин», так Вас называют дети в нашей республике.

И вопрос у меня связан с детьми и с языком. Если можно, я озвучу сейчас или после коллеги.

В.Путин: Давайте уж, чтобы два раза не вставать, сейчас.

Вопрос: Вы знаете, что нашу республику и многие регионы в этом году всколыхнул языковой вопрос. Мы, конечно, переживаем, не будет ли нам хуже. Принято решение Министерством образования.

Но мы хотим услышать, не поднимете ли Вы через год, через два, через три снова этот национальный вопрос. И не стоит ли в Ваших планах укрупнение регионов, о котором сейчас все говорят? Очень переживают люди.

В.Путин: Первое, я считаю, что у нас нет никакой остроты в сфере национального, как Вы выразились, вопроса.

Второе, вопрос, связанный с языком, направлен только на одно – создать всем детям, где бы они ни проживали на территории Российской Федерации, равные стартовые условия для будущей жизни.

Мы говорим про Татарстан, который я очень люблю, и там у меня много друзей, но ведь татары проживают не только в Татарстане. Примерно половина татар проживает в других регионах Российской Федерации. У всех должны быть равные стартовые условия.

И если люди будут знать свой национальный язык, о чём я сейчас тоже скажу, считаю это очень важным на самом деле, и будут тогда отставать в языке межнационального общения – в русском языке, а преподавание в ведущих вузах страны ведётся на русском языке, мне кажется, что это было бы плохо по отношению к детям, проживающим в Татарстане. Вот и всё.

Но что нужно точно обеспечить – нужно обеспечить людям возможность изучения родного языка, не только татарского, и марийского, и чеченского, и какого угодно, якутского.

У нас, слава богу, огромное разнообразие таких языков. Это наша гордость и это наше богатство – культурное и языковое многообразие. И это, безусловно, должно быть поддержано. Пожалуй, всё.

Реплика: Укрупнение…

В.Путин: Укрупнение. Нет, но мы должны признать, что после известных событий начала 90-х годов, когда распался Советский Союз, всё-таки по старинному принципу формировались субъекты Федерации, и очень много субъектов Федерации оказались экономически несостоятельными.

И в целом, если говорить про экономическую целесообразность, то тогда, наверное, иногда есть смысл в этом укрупнении. Но хочу подчеркнуть, чтобы и в Татарстане, и в других национальных республиках, автономиях меня услышали: мы ничего не будем навязывать в этой сфере.

Считаю, что это очень вредно и очень опасно для единства Российской Федерации. Потому что любой народ – маленький, большой – должен выбрать сам такую форму своего сосуществования с другими народами России, которую он считает наиболее для него приемлемой и оптимальной.

Поэтому никаких государственных планов по укрупнению, по сливанию и так далее нет и быть не может. Во всяком случае, пока я президент, этого не будет.

Теперь на Ваш вопрос по поводу оппозиции, почему она не появляется такая, которая была бы конкурентоспособной. Самое простое для меня было бы сказать, что не мне же самому для себя конкурентов воспитывать.

Хотя должен неожиданно Вам сказать: думаю на тему о том, что у нас политическая среда тоже, так же как и экономическая, должна быть конкурентной.

И конечно, очень бы хотел, хочу и буду к этому стремиться, чтобы у нас была сбалансированная политическая система. А её невозможно себе представить без конкуренции на политическом поле.

Почему у нас вроде шумные и деятельные оппозиционеры есть, но они действительно не составляют реальной действующей конкуренции власти? Вы знаете, у нас всё‑таки, мягко говоря, большая специфика в России сложилась за последние десятилетия. С чем она связана? Смотрите, конечно, совсем молодые люди не помнят, даже не знают, что происходило в 1990‑е и в начале 2000‑х годов, и не могут сравнить с тем, что стало теперь.

У нас сегодня много проблем. Мы собрались прежде всего для того здесь сегодня, чтобы поговорить об этих проблемах, и будем говорить без всякой лакировки обо всех проблемах. Но всё‑таки у нас ВВП вырос на 75 процентов с 2000 года; промышленное производство – на 60; перерабатывающая промышленность росла ускоренными темпами. Соответственно, 70 процентов. Реальная заработная плата сейчас припала, и мы тоже об этом поговорим, в результате кризисных явлений последних трёх лет, но всё‑таки с начала 2000‑х реальная заработная плата выросла в 3,5 раза, пенсия реальная – в 3,6 раза, младенческая смертность сократилась в 2,6 раза, материнская – в четыре раза. Уходили из жизни – и мы сокращались, Россия сокращалась – почти миллион граждан в год. Мы переломили демографическую ситуацию – здесь тоже есть проблема, сейчас об этом будем говорить наверняка, – тем не менее мы переломили. Сейчас столкнулись с проблемами двух спадов, демографической ямы. Дополнительные меры будут приняты. Я сейчас об этом скажу ещё в ходе нашей встречи. Уверен, что мы с этим тоже справимся. Продолжительность жизни у нас была 65 лет, 65,3, а сейчас – почти 73. Мы жили в условиях гражданской войны в течение долгого периода времени, несколько лет, шесть лет практически это всё продолжалось, если не больше. Больше – десять почти что. Когда неготовых, необученных пацанов 18–19 лет под пули страна вынуждена была направлять, потому что ничего другого не было. Сейчас у нас посмотрите какая армия. У нас долги сократились в три раза, а резервы страны выросли в 30 раз. Ведь это о чём-то говорит!

Когда мы говорим об оппозиции, важно ведь не только шуметь на площадях или в более кулуарной обстановке и говорить об антинародном режиме. Важно что‑то предложить, для того чтобы сделать ещё лучше. А люди‑то, конечно, очень многим недовольны на сегодняшний день, и правы, что они недовольны, потому что можно было бы лучших результатов добиваться. Но когда начинают сравнивать и смотреть, а что же предлагают лидеры оппозиции так называемой, особенно несистемной, возникают большие сомнения.

В этом, мне кажется, самая главная проблема тех, кто хотел бы быть конкурентоспособной оппозицией, – нужно предложить реальную, не эфемерную, не крикливую повестку дня, а реальную – такую, в которую люди бы поверили. Надеюсь, что это всё‑таки у нас возникнет, и чем раньше, тем лучше на самом деле.

Д.Песков: Я не могу не предоставить слова Андрею Колесникову. 18 лет он освещает деятельность Президента Российской Федерации.

А.Колесников: Строго говоря, 15, но тоже немало. Андрей Колесников, газета «Коммерсантъ». Владимир Владимирович, у меня простой и ясный вопрос: как кто, собственно говоря, Вы собираетесь идти на эти выборы?

Я поясню. Вы можете пойти сам от себя, от общественной организации, от партии. Коротко говоря, «чьих Вы будете»?

И в продолжение этого вопроса. Говорят, что в Вашей Администрации есть разногласия по поводу того, кто может быть главой предвыборного штаба. Если нет таких разногласий, то, может быть, Вы назовёте этого человека сейчас? И вообще, имеет ли для Вас это хоть какое-нибудь значение? Спасибо.

В.Путин: Это будет самовыдвижение. Но я, конечно, очень рассчитываю на поддержку тех политических сил, как бы они ни были организованы в стране – в партии, в общественные организации, которые разделяют мой взгляд на развитие страны и доверяют мне. Я очень на это, разумеется, рассчитываю. И вообще рассчитываю на широкую поддержку граждан.

Что касается штаба, то, не скрою, мы вчера только об этом говорили. Пока окончательного решения нет. А по поводу разногласий – они всегда есть, у нас живая атмосфера: и споры есть, и несогласие, но до того момента, пока мы не приходим к какому‑то единому решению. По этому вопросу – он технический, но всё‑таки важный – я бы хотел, конечно, чтобы это были люди авторитетные, известные в стране, и которые искренне, ещё раз повторяю, поддерживают ту политику, которая проводится на протяжении последних лет.

М.Кравцова: Здравствуйте! Мария Кравцова, информационный портал «Клопс.Ру», Калининград.

Владимир Владимирович, ежегодно на пресс-конференцию и «Прямую линию» к Вам приезжает огромное количество людей. Они обращаются со своими проблемами, в том числе личными. Можно вспомнить хотя бы тяжелобольную девушку из Апатитов, которую госпитализировали только после Ваших указаний.

Как Вы считаете, почему такое большое количество людей считают единственной возможностью решить свои проблемы обращение к Президенту, непосредственно к Вам? И сколько нужно времени, для того чтобы решить все проблемы россиян посредством такого ручного управления?

Если позволите, очень коротко второй вопрос, который непосредственно Калининграда касается. Не так давно Вы приезжали в Калининград, и был решён вопрос по поводу Приморского кольца – продолжения очереди из Светлогорска в Балтийск. У нас есть последняя очередь из Балтийска в Калининград. Она тоже очень важна. Если по первому вопросу было финансово всё решено, то по второму пока вопрос открыт. Скажите, может ли федеральный центр как‑то поучаствовать в строительстве Приморского кольца из Балтийска в Калининград? Спасибо.

В.Путин: Когда я отвечал, по-моему, на первый вопрос, говорил, что одним из приоритетов в работе Правительства, вообще государства в ближайшее время, в ближайшие годы, должна стать работа над развитием инфраструктуры.

Это, прежде всего, дорожная сеть. Это аэропорты, это порты, это связь и так далее. В этом контексте, конечно, любое дорожное строительство, тем более в таком анклавном регионе, как Калининград, будет иметь для нас приоритетное значение.

Вы уже назвали те решения, которые приняты. Считаю, что там нужно довести всё до логического завершения. Нужно, чтобы и кольцо было, и ответвление от него. Иначе не будет такого полноценного развития, которого Калининград достоин.

Поэтому сейчас я точно Вам не скажу наверняка, что да, завтра мы такое решение примем, это же нужно сопоставлять всё и с потребностями других регионов, и с тем, какие мы ресурсы сможем получить.

Когда я отвечал на этот вопрос, а что будет приоритетом, я сказал, что у нас приоритетов несколько – это инфраструктура, здравоохранение, образование, высокие технологии (ещё раз повторю всё это), это обязательно повышение доходов граждан, источники должны быть.

Тоже не скрою, мы на протяжении длительного времени, чуть ли не весь год, а последний год довольно часто, каждую неделю собираемся с Правительством, экспертами и работаем над этими источниками: где они?

Кстати говоря, когда начинается такая предметная работа, предметный разговор, то и многие эксперты достаточно либеральных взглядов соглашаются с тем, что они «нарисовали» источники, а на самом-то деле их нет. Или на них рассчитывать невозможно.

И сразу становится понятным, когда только начинается предметный разговор, а не просто беседа на заданную тему: «Вот мы придём и сделаем так и так, и всем будет хорошо». А когда точно начинаешь говорить: «Вот это, это и это – сколько получилось?» – «А ничего не получим. Или получим минимально».

Поэтому ответ на Ваш вопрос можно будет дать чуть позднее. Но то, что мы будем над этим думать, и будем работать, и будем осуществлять эти программы, – это совершенно очевидно.

Первая часть Вашего вопроса была? А, так называемое ручное управление, понятно.

Вы знаете, миф о ручном управлении сильно преувеличен. И в регионах, и на федеральном уровне в текущем режиме, – и это я вам говорю как человек, который возглавлял Правительство четыре с половиной года: в 99-м году и в недавнем прошлом четыре года, полный срок отработал, – вы не представляете, какой колоссальный массив работы проходит через Правительство.

Это самая тяжёлая и сложная работа в системе управления. Там вмешиваться в каждый вопрос, погружаться даже невозможно, не только вмешиваться. И в регионах то же самое. А в регионах вообще мы часто не дотягиваемся, даже не знаем иногда, что там происходит. Это плохо, конечно, надо знать всё.

Но для этого мы проводим и сегодняшнее мероприятие, ежегодные конференции, и «Прямые линии», как бы их ни ругали и как бы ни говорили о том, что они носят формальный характер, – это не так.

Вот это есть обратная связь, когда люди напрямую могут добраться до первых лиц государства. Ну и, да, когда это возникает, тогда включается так называемое ручное управление, которое призвано затем систематизировать эту работу.

Вы обратили внимание, что после последней «Прямой линии» я, регулярно встречаясь с губернаторами, постоянно им «выкатывал» на стол те проблемы, с которыми граждане выходят на главу государства. То есть это имеет продолжение, и в этом смысле я не вижу ничего плохого. Но это только дополнение к общей системной работе.

Д.Песков: Спасибо. Продолжаем. Давайте, идём сюда – наша главная государственная газета – «Российская газета». Пожалуйста.

К.Латухина: Кира Латухина, «Российская газета». Владимир Владимирович, у меня такой вопрос: за счёт чего у нас идёт экономический рост, о котором постоянно говорит Правительство, министры, Орешкин и другие, говорят о тенденциях восстановления экономики? Но всё-таки за счёт чего мы растём?

Рост идёт за счёт приписывания циферок или всё-таки есть какие-то реальные предпосылки, может быть, мы стали больше производить тракторов, станков, компьютеров?

В.Путин: Сейчас посмотрю, что близко к Вашему вопросу, чтобы добавить. По экономике есть ещё вопросы какие-то? «Что сделано по стимулированию переработки рыбы?» Это конкретный вопрос по переработке рыбы. Мы вернёмся к этому отдельно.

Реплика: Есть вопросы.

В.Путин: Давайте. В чём Ваш вопрос?

М.Румянцев: Румянцев Максим, Freepressa. Владимир Владимирович, развитие экономики. За последнее десятилетие 48 проектов были заблокированы НКО, которые выступают вроде за экологические проблемы и их решение, а на самом деле заблокировано строительство, и десятки миллиардов рублей потеряны, сотни тысяч рабочих мест. И как в таких случаях развиваться? Экономическое развитие блокируется даже на этом этапе.

В.Путин: Понятно.

М.Румянцев: И спасибо Вам за Серебрянку: дорогу сделали. Перед пресс-конференцией с «Россия 24» съездили, сказали: «Это дорога Путина – Румянцева». Спасибо Вам большое, Владимир Владимирович.

В.Путин: У Вас вопрос больше связан с экологией, поэтому я начну тогда отвечать всё-таки на первый, а потом и на Ваш отвечу, постараюсь, во всяком случае.

Что касается роста экономики, она всё-таки растёт, и это очевидный факт. Здесь никаких приписок нет. У нас рост ВВП – 1,6 процента, рост промышленного производства – тоже 1,6 процента. При этом очень хорошие темпы роста демонстрирует автопром, химическая промышленность, фармацевтика, сельское хозяйство, конечно. В этом году опять будет где-то под три процента по результатам года – рекордный урожай.

Вчера Ткачёв сказал: 130,5 миллиона, наверное, будет. Может быть, будет больше. Это вообще самый большой урожай за всю историю. В РСФСР, по-моему, приблизительно было 127 в 1978 году. То есть такого урожая вообще никогда не было.

Растёт экспорт. Он приобрёл очень масштабный характер. Мы вышли на первое место в мире по объёму экспорта зерновых. Это блестящий показатель. Поэтому рост есть.

На чём он основывается? Во-первых, на том, что всё-таки мы преодолели два известных шока, которые пережили в середине 2014-го, в 2015 году. Какие? Это резкое снижение цен на энергоносители. Оттуда мы получали, как известно, и в значительной степени до сих пор получаем основные доходы в бюджет.

И второе – внешние ограничения или так называемые санкции. Я уверен, просто уверенно это говорю, что санкции не повлияли так, как снижение цен на нефть, но всё-таки повлияли. Мы можем об этом ещё подробно поговорить потом. Вот это первое.

Второе. Наше развитие стало больше и больше опираться на внутренний спрос, что чрезвычайно важно для любой экономики.

Что ещё говорит о том, что мы вышли не только из рецессии, но перешли в стадию уверенного развития, именно уверенного развития? У нас инвестиции в основной капитал – 4,2 процента. Обратите внимание, я сказал, что рост ВВП – 1,6, а инвестиций в основной капитал – 4,2. Это что значит? Это значит, что вложения в развитие в два раза, даже больше, чем в два раза, превышают то, что достигнуто сейчас. Это значит, что даже на ближайшую среднесрочную перспективу дальнейшее развитие уже гарантировано. Уже деньги туда вложены, в эти проекты.

Теперь у нас в этом году на данный момент времени прямые иностранные инвестиции достигли 23 миллиардов долларов. Это в два раза больше, чем в прошлом году, и лучший показатель за предыдущие четыре года.

У нас инфляция рекордно низкая за всю историю новейшей России: на сегодняшний день год к году – 2,5 процента. Дефицит бюджета – 2,2 процента. Думаю, что он будет на самом деле меньше.

Минфин там зажимает эти цифры, не желая показывать, что можно деньги потратить. Может быть, и правильно делают. Поэтому всё это говорит о том, что на сегодняшний день идёт явное оздоровление и рост экономики. Так что здесь Минэкономразвития и Орешкин были объективными.

Что касается экологических проблем, мы с вами знаем, такая проблема возникает всегда и везде. Соотношение между защитой экологии, природы и развитием. Всегда нужно искать золотую середину. У нас уже приняты решения в этой сфере, согласно которым в случае реализации тех или иных промышленных, инфраструктурных проектов, если это связано с вырубкой лесов, скажем, нужно осуществить так называемую компенсационную высадку лесов. То есть столько нужно высадить лесов и деревьев, сколько было срублено в ходе реализации промышленного либо инфраструктурного проекта. Если мы будем так же в принципе даже подходить к решению проблем и развития, и сохранения природы, мне кажется, мы будем на верном пути.

С.Натанзон: Стас Натанзон, «Россия 24». Здравствуйте, Владимир Владимирович! В следующем году юбилей, десять лет лозунгу «Хватит кошмарить бизнес». Тем не менее предприниматели говорят и сейчас о том, что если на их бизнес положил глаз чиновник, силовик или околочиновник, то шансов уже практически нет, касается это малого бизнеса или крупного бизнеса. А ещё говорят, что в период санкций и экономических сложностей такое рейдерство – это, по сути, государственное преступление. Как Вы думаете, такие чиновники и силовики, может быть, и есть та самая пятая колонна и предатели?

В.Путин: Вы любите всё заострять: и предатели, и пятая колонна, «караул, хватай чемоданы, вокзал уходит!». У кого-то есть ещё вопросы по избыточному контролю, работе правоохранительных органов? Шахматы – интересно, мы вернёмся к этому.

Н.Никитина: Центробанк и Прокуратура.

В.Путин: Прокуратура? Что Прокуратура?

Н.Никитина: Действия Центробанка и Прокуратуры.

В.Путин: И что?

Н.Никитина: Надзор за действиями Центробанка.

В.Путин: Надзор за действиями Центробанка? Дайте, пожалуйста, микрофон.

Н.Никитина: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Наталья Никитина. Я экономический обозреватель информагентства «ФедералПресс».

Сейчас проходит так называемая массовая зачистка банковской отрасли. Центробанк очень внимательно следит за деятельностью как государственных, так и частных коммерческих банков. Почему мы практически не слышим о проверках со стороны правоохранительных и надзорных органов в отношении самого Центробанка? Ведь он наделён исключительными полномочиями, и сотрудники Центробанка также. Не было ли каких-то эпизодов коррупции со стороны банка-регулятора?

В.Путин: Действительно, у нас Центральный банк в соответствии с законом и с общемировой практикой – это независимая структура, которая в своей основной деятельности неподконтрольна Правительству, действует исключительно самостоятельно. В этом есть большой экономический смысл – смысл регулирования финансовой деятельности и контроля за банковской системой.

Мы можем подробнее поговорить об этом позднее, как я к этому отношусь и что я думаю на этот счёт. Но что касается контроля за соблюдением законов в самом Центробанке, этот контроль осуществляется и Прокуратурой, и другими органами. Не буду скрывать, время от времени ко мне соответствующие материалы поступают, но они своего подтверждения до сих пор не нашли.

И поэтому, во-первых, хочу вас заверить, что он осуществляется. А во-вторых, хочу ещё раз подчеркнуть, что никаких заметных серьёзных правонарушений, связанных с нарушением действующего закона, в работе Центробанка на настоящий момент не выявлено.

Теперь по поводу вопроса, касающегося проверочной деятельности в целом. Во-первых, вы знаете, что введены двух- или трёхлетние каникулы для тех, кто начинает свой бизнес. И в целом эта мера работает. Во-вторых, надзорные органы переходят к риск-ориентированной работе, то есть проверяются прежде всего те структуры, которые связаны со здоровьем человека, с жизнедеятельностью наиболее важных структурных организаций. Мы сокращаем количество. Вы знаете (ведь девушка про Прокуратуру вспомнила), большинство проверок идёт через Прокуратуру, согласовывается с Прокуратурой. Количество плановых проверок сокращается. А количество внеплановых (уже принято такое решение) не должно быть более тридцати процентов от плановых. Наконец, вводится реестр проверочных мероприятий, в котором должно быть отражено, кто проверяет, когда проверяет, сколько раз проверяет, каковы результаты этих проверок. Последовательное внедрение всех этих принципов, на мой взгляд, должно существенно оздоровить ситуацию, связанную с проверками. В целом, на мой взгляд, при возможных издержках, но всё-таки ситуация меняется, меняется к лучшему.

Другой вопрос связан с деятельностью правоохранительных органов, не проверяющих организаций, а именно правоохранительных органов. И здесь я с Вами соглашусь. Больших изменений к лучшему мы пока не видим. Связано это, конечно, и с коррупцией на всевозможных уровнях, и просто с низкой организацией этой работы, с отсутствием должного контроля за этой сферой. Сложный вопрос, не буду скрывать. И не могу сказать, что я удовлетворён тем, как здесь выстроена работа.

Знаете, где-то год назад я пригласил Бортникова (директора ФСБ, кто не знает) и дал ему материалы, которые ко мне поступили по одному из каналов в отношении конкретной структуры. Он посмотрел (неудобно говорить, но тем не менее скажу) и говорит: «Владимир Владимирович, мы ровно полгода назад в этой структуре провели оперативно-следственные действия, возбудили уголовные дела, передали в суд, все находятся в местах лишения свободы – все из целого подразделения. Полгода назад набрали новых сотрудников, и всё началось сначала».

Понимаете, я, честно говоря, иногда даже не знаю, что с этим делать, тем не менее напрашивается одно из решений. Я думаю, что мы пока не готовы осуществить это по ряду соображений финансового, организационного характера, решения жилищных проблем, но напрашивается нечто такое, что у нас в армии есть. У нас в армии постоянная ротация, это сложилось уже десятилетиями. Это одна из составляющих военной службы, тягот военной службы, если так можно сказать. Послужил три-пять лет в одном месте – обязательно, почти обязательно переводят на другое место и так далее. Может быть, есть смысл и в правоохранительной сфере организовать нечто подобное. Повторяю, это тогда будет связано с обеспечением служебным жильём, с некоторыми финансовыми издержками, и немаленькими. Это надо всё просчитать. Но эта ротация, может быть, была бы и востребована и, может быть, сработала бы эффективно и в правоохранительной сфере.

Д.Песков: Продолжаем. Первый канал»

В.Путин: Первый канал, «Россия 24», по блату всем раздаёт микрофон.

А.Верницкий: Я близко сел. Антон Верницкий, Первый канал. Владимир Владимирович, вступив в нынешний президентский цикл шесть лет назад, вернее, пять с половиной лет назад, Вы издали пакет указов, которые все мы знаем как майские указы. Они касались и практически всей жизни в России, и внешней политики, и оборонной сферы, но прежде всего социальной сферы. Мы – журналисты – про них очень много говорили, губернаторы всякий раз вздрагивали, когда Вы нагоняй им делали за неполное выполнение части этих указов, например с расселением ветхого жилья. Как Вы сами оцениваете к концу нынешнего президентского срока, какую оценку поставите исполнению майских указов? Спасибо.

В.Путин: Когда майские указы, если Вы вспомните, только вышли, сразу начался «плач Ярославны» по поводу того, что они неисполнимы и что это слишком большая нагрузка на бюджеты всех уровней, что это потащит развитие экономики вниз, что нельзя так планировать повышение заработных плат, что это неприемлемо, заработных плат в бюджетной сфере прежде всего. Потому что за повышением заработной платы в бюджетной сфере неизбежно должны будут расти заработные платы в экономике, а производительность труда в экономике не растёт так быстро, как темпы роста заработной платы. На самом деле отчасти это правда. Тем не менее я посчитал это правильным и необходимым.

Кстати говоря, отвечая на предыдущие вопросы, я сказал, что экономика сегодня всё больше и больше опирается на внутренний спрос. У нас даже при падении реальных доходов населения всё-таки за последнее время, за этот год постепенно оживает внутренний спрос, внутренняя торговля. Внутренняя торговля выросла на 3 процента уже. Я думаю, что и показатели по реальным доходам населения будут меняться к лучшему. Если бы не было этих ориентиров, которые были заданы в 2012 году в указах, по поводу необходимости обеспечить рост заработных плат в бюджетной сфере: учителя, врачи, преподаватели вузов, дошкольного образования и так далее, – то и этого бы не было. Было бы хуже намного. Поэтому считаю, что и я, и мои коллеги сделали правильно в своё время, когда обозначили эти целевые показатели.

Что с ними происходит в целом, с этими указами? Примерно 94 процента заявленных целей исполнены. Это касается в том числе и уровня заработных плат в бюджетной сфере. Уверен, что в 2018 году, как и планировалось, всё будет доведено до логического завершения. Эти целевые показатели будут достигнуты.

Вы сказали про ветхое жильё. Там ставилась задача по ликвидации аварийного жилья. Это немного разные категории. Что касается аварийного жилья, то в целом задача практически решена, по аварийному именно. Но другое дело, что у нас ветхое мало чем отличается иногда от аварийного. Но мы сейчас говорим просто о целевых показателях. По аварийному практически во всех регионах достигнуто.

Теперь другая была поставлена задача – обеспечить детей местами в детских садах. Она практически тоже решена на 98,96 процента. В начале этой программы у нас около полумиллиона детей нуждались в местах в детских садах. Сейчас в подавляющем большинстве регионов Российской Федерации эта задача решена полностью. Есть несколько регионов, где ещё работа не закончена. Количество детей, которые ожидают мест в очередях, – 63 тысячи. То есть было около полумиллиона, сейчас – 63 тысячи. Уверен, мы в ближайшее время этот вопрос закроем. Так что в целом майские указы выполняются удовлетворительно.

Д.Песков: Псков, пожалуйста.

Реплика: Можно Арктику?

В.Путин: Поскольку Псков поближе к Арктике, то мы сейчас и Арктику тоже поговорим.

А.Чабан: Здравствуйте, Владимир Владимирович! ГТРК «Псков», корреспондент Алина Чабан.

Дело в том, что за последние полтора года в стране резко повысились кадастровая стоимость земли, что повлекло за собой увеличение налогов на землю.

Это коснулось в первую очередь простых людей – владельцев дач, садовых участков, да и тех, кто живёт в деревнях и сёлах. К примеру, в Псковской области налог на землю вырос более чем в 10 раз.

У нас в Пскове даже садоводы выходили на митинги. Региональные власти рекомендовали муниципалитетам снизить ставки, но в целом проблема так и не решена. Владимир Владимирович, можно ли разобраться с этим вопросом окончательно?

В.Путин: Да, это реальный вопрос. Кстати, про Арктику я обещал. Что в Арктике у нас? Какие проблемы?

Д.Шучалина: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Дарья Шучалина, республиканская газета «Коми му», Республика Коми.

Вопрос про Арктику заключается в следующем. На Ваш взгляд, какие приоритеты должны расставить регионы в части своей проектной деятельности – имеются в виду северные территории, – для того чтобы служить опорой нашему государству в освоении Арктики? То есть какие конкретно приоритетные проекты перспективны с точки зрения поддержки в рамках стратегии освоения Арктики?

В.Путин: Давайте с этого начнём. У нас целая программа выстроена по развитию Арктики. Здесь важно только, чтобы промышленное освоение Арктики, включая добычу сырья, причём самого разного… Я говорил и хочу ещё раз повторить, перефразировать великого Ломоносова, когда он говорил, что богатство России будет прирастать Сибирью. Теперь богатство России должно прирастать Арктикой.

Там основные наши запасы минерального сырья. Но освоение этих запасов минерального сырья должно идти параллельно с заботой о природе, с соблюдением всех требований, которые предъявляются к хозяйственной деятельности в этом очень чувствительном регионе. Это первое.

Второе – обеспечение безопасности: и экологической безопасности, и военной безопасности в этом регионе. Напомню, я был на Земле Франца-Иосифа, там несколько лет назад иностранные экскурсоводы, когда водили иностранные группы, говорили: это острова, которые совсем недавно принадлежали России. Они как‑то подзабыли, что это, вообще, российские острова, но теперь мы им напомнили, и всё там в порядке. Про это тоже забывать нельзя.

И, наконец, есть ещё одно важное соображение. Нужно никогда не забывать об интересах малых коренных народов Севера. Это чрезвычайно важная вещь. Нельзя нарушать их традиционных хозяйственных интересов и так далее. А если что‑то неизбежно вступает в противоречие с реализацией крупных общенациональных проектов, безусловно, должны быть представлены меры по компенсации и замещению. Поэтому это комплексная задача. Надеюсь, мы так и будем подходить к этому.

Теперь всё‑таки по первому вопросу, который действительно, на мой взгляд, чрезвычайно важен не только для Пскова, но и для других регионов Российской Федерации – практически для всех.

Прежде всего, конечно, во всём мире так устроено, и это естественно: собственники определённого имущества его содержат, платят налоги. Это само собой разумеется. А кадастровая стоимость – это рыночная стоимость. И это тоже вполне естественно и правильно.

Но что неправильно? Эти уровни тарифов кадастровых платежей должны быть, вообще, основаны на каких‑то реалиях. Они должны быть основаны на реальных доходах населения. Это не может быть оторвано от жизни. Нельзя проводить шоковую терапию, как в 90‑е годы. Это просто недопустимо.

Сейчас не будем здесь ругаться на тех, кто принимал соответствующие решения. И в начале этого пути люди часто обращали на это внимание, но инициаторы этого процесса всегда говорили о том, что это будут сбалансированные решения. То, о чём Вы сказали, явно говорит о том, что решения оказались несбалансированными.

У нас есть льготные категории граждан, которым делают вычет с имущества стоимостью 10 тысяч рублей. Но земельные участки, о которых Вы сказали, эти так называемые шесть соток, во многих регионах страны дороже, чем 10 тысяч рублей, в подавляющем большинстве.

Вы про Псков сказали, а что говорить про Московскую область, Ленинградскую область, другие регионы Российской Федерации вокруг городов-миллионников? Поэтому думаю, что в самое ближайшее время – я Вам благодарен за этот вопрос – такое поручение обязательно дам Правительству.

Чтобы Правительство вместе с депутатами Государственной Думы приняло решение, согласно которому все те льготные категории граждан, которые получали денежный вычет из 10 тысяч рублей, получили льготу в натуральном выражении и не платили вообще за все эти шесть соток никаких налогов. То есть те категории, которые имеют льготу по 10 тысяч рублей.

Но этого, считаю, недостаточно. Плюс к этому нужно расширить список за счёт всех пенсионеров по старости. Потому что, во‑первых, эти люди уже имеют льготы, связанные с квартирами и домами, и пополнение этого списка за

02:15
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!